ГлавнаяСтатьиОтчеты о рыбалкеОстаемся с любовью Средняя Терсь - 2

Остаемся с любовью Средняя Терсь - 2

30 декабря 2017 - Палыч
Рейтинг: +7 Голосов: 7 2222 просмотра

 4 декабря 1979 года. В этот день мне исполнилось 25 лет и естественно собрались гости, в том числе почти вся наша рыболовная команда. В то время меня никто не называл Палычем, а звали просто Сержом. Настоящим сюрпризом для меня стало поздравление Натальи, которая в начале года своими бисеровыми бусами натолкнула меня на идею изготовления блесны под гольяна. Она попросила меня сыграть на гитаре известную дворовую песню « А баттерфляй на водной глади, концерт показывали...» и когда зазвучали знакомые аккорды, звонко запела

:

Серж на рыбалку шел большую,
А спиннинг прикрепил он … сзади.
Красой любуясь водной глади
И пел нам песенку такую:

 

Я рыб не буду оскорблять,
Таймень порядочная … сволочь.
Мыша хватает только в полночь,
Но где его во тьме искать.

 

На спиннинг как-то он попался,
Серж с ним порядком … подскользнулся.
Ногой за камень он запнулся,
Его таймень тогда сорвался.

 

Наш Серж царь-рыбу не поймал,
Всех откровенно … рассмешил.
Ему Гречуха предложил,
Чтоб рыболовство изучал.

 

Увидев на небе звезду,
Он посылал нас всех … под мост.
Его расчет был очень прост,
Чтоб мы готовили еду.

 

Всех нас коря за тунеядство,
Серж не терпел такого … дела.
Его душа всегда болела,
А мы все принялись за пьянство.

 

Пошел в палатку Серж поспать,
Хотел Наталью … обойти,
А ей в рот палец не клади,
Ему пришлось в камнях лежать.

 

Убив мошки большую рать,
Мы сели на Терси … покушать
И приготовились послушать,
Как нам Сергей всем будет врать.

 

Таймень упорно не клюет,
А Серж нам мозги все … колеблет
Хотя мы знаем сколько лет,
В Терси один пескарь живет.

 

Веселое студенческое время. Вдоволь насмеявшись, мы стали вспоминать нашу первую рыбалку на тайменя.

 

Летом в июне 1979г мы собирались поехать на Среднюю Терсь большой компанией: Болотов, Миронов, Питкин, Наталья и я, но когда подошло время, как это бывает, у всех нашлись причины не ехать. Остались только мы вдвоем с Натальей, которая в отличие от нас студентов, работала на коксохиме и чтобы поехать на рыбалку, рассчиталась с завода. Она жила с сестрой Раисой в нашем доме в соседнем подъезде. Их отец Яков Семенович во время войны прошел все круги ада в немецком концлагере Бухенвальд и выжил. На правой кисти руки на всю жизнь у него сохранилось клеймо — лагерный номер.

 

Нет, нет и нет — в десятый раз повторяла Наталья. Серж, пойми меня правильно. На что это будет похоже? На рыбалку — промямлил я. На …… — безаляписто ответила Наталья, заставив покраснеть меня от смущения. Вот если бы мы поехали хотя бы втроем, тогда да. Наш спор прервал звонок в дверь и когда я ее открыл, на пороге нарисовался Шура Гречуха. С Шуриком я познакомился после армии. Он был армейским товарищем соседа Натальи, моего друга Вовы Командора, трагически погибшего 2 года назад.
Шура, как ты смотришь поехать с нами на рыбалку на Среднюю Терсь? — спросили мы, едва он переступил порог. Положительно — просто ответил он. Сейчас только за рюкзаком схожу.

 

Вечером следующего дня мы оказались на Средней Терси. Лагерь разбили напротив Копешек на месте прошлогодней стоянки геологов. Когда я разбирал свой рюкзак, то с удивлением обнаружил два больших булыжника. Вот зараза и когда только успела, наверно когда ходил в кустики подумал я и молча показал Наталье кулак. Серж, какие камни красивые — невинно улыбнулась она. Когда я ложился спать в палатке, эти камни почему-то оказались под моей спиной. Утром мы наконец приступили к рыбалке. Первым делом собрал кораблик и показал Шурику с Натальей, как с его помощью ловить рыбу, не только чебаков с хариусами, но и окуней на гольяна. На плесе для гольяна мы поставили банку с хлебом, закрыв ее полиэтиленовой крышкой с отверстием. Когда банка стала наполнятся гольянами появилась небольшая стайка крупных окуней. Смешно было наблюдать, когда они поочередно атаковали банку с гольянами. Разогнавшись и ударившись мордой об стекло, они ошеломленно трясли головой, а потом отплывали в сторону. Я быстро собрал спиннинг с катушкой ЛЭМЗ и привязал самодельную легкую блесну, в качестве грузила перегнул пополам пластинку свинца на растоянии 0,5 м перед блесной. Чтобы поводок не перекручивался, после грузила закрепил его с помощью вертлюжка. Сделав заброс и проводку рядом с банкой, вытащил первого в жизни окуня, пойманого на спиннинг. Ощущения были не передаваемые. Блесна оправдала все мои ожидания. Этот способ с помощью банки с гольянами я назвал «Ловлей на телевизор». Вытащив еще несколько окуней, окликнул Шуру с Натальей, рыбачивших чуть выше на перекате. За это время они успели поймать только несколько чебаков. Хариус на перекате не ловился, чебак оккупировал все плесы и перекаты. Шура перешел на ловлю окуней, Наталья помогала ему цеплять гольянов на мушки кораблика, а я чтобы не мешать перешел протоку и направился к ямке возле Копешек. За прошедший год яма изменилась. Сверху притащило большую березу, которая застряла, перекрыв под водой часть ямы. Сделав аккуратный заброс, чтобы не зацепиться за ветки березы, увидел как из под березы выскочил крупный горбач и атаковал блесну. Тащить такого было приятно. Окуни хватали на каждом забросе.


Неожиданно при очередной проводке за блесной из под березы выскочило что-то большое и я почувствовал зацеп, а через секунду фрикцион запел свою песню. С большим трудом бегая по острову мне удалось вытянуть свой первый неожиданный трофей, тайменя весом 1,5кг на леску Ф0,22 мм. Бисер на блесне от его зубов разлетелся вдребезги. Пришлось менять блесну, а заодно и шпулю с клинской леской на более толстую Ф0,3 мм. На мои вопли прибежали Шура с Наташей. При них я вытащил второго, такого-же, а третий более крупный оторвал блесну. Перед его атакой Наталья успела крикнуть: Серж, какой большой таймень, сейчас схватит.
Из окуней мы сварили наваристую уху, одного из тайменей и часть чебаков зажарили, остальную рыбу посолили.

 

На другой день мы свернули лагерь и отправились по дороге вверх по реке. Дорога проходила напрямую по тайге и через два часа пути вывела нас на большую поляну возле левого берега реки. На поляне располагался лагерь геологов из Камешков, напротив на правом берегу на косогоре находилась Катаевская пасека Мутнинского леспромхоза. Пасекой в те времена заведовал один из братьев Толкмитовых, который поднимался каждый день по реке на моторке из Мутного. Поднявшись вверх по реке на пару плесов, мы подошли к небольшой шивере, на которой я разглядел небольшую ямку. Сделав заброс прямо в буруны выше ямки, сплавил в нее блесну и тут же почувствовал сопротивление схватившей рыбы. Через пару минут таймень был на берегу. На второй заброс, но уже ниже схватил второй. Когда я стал его выводить, к моему удивлению над водой появилось грузило, затем блесна, зацепившая толстую леску. Перехватив руками толстую леску вытянул дюралевый спиннинг Пионер с невской катушкой, подмотав леску на катушку освободил шорскую блесну. Не успел я обрадоваться своей поимке, как услышал голос: О мой спининг. Из кустов с удочками вышли два бородатых геолога. Олег — представился хозяин спиннинга, второго звали Борисом. Два дня назад переходил перекат выше, подскользнулся и меня потащило в шиверу и чтобы выплыть, пришлось бросить спиннинг -— рассказал он. Когда мы познакомились, они пригласили нас в свой лагерь. Оказалось, здесь находилась еще одна партия геологов только из Новокузнецка, которая располагалась на 2 км выше Катаевской пасеки, напротив плеса перед первым бродом через Терсь, ниже слияния проток. На стане нас накормили вкусным обедом, который геологи готовили по очереди, так-как их повариха рассчиталась. Геологи толпой окружили Наталью и стали уговаривать ее поработать у них сезон поварихой и она долго не думая, согласилась: Только у меня паспорта и трудовой книжки при себе нет, хотя ребята на следующей рыбалке могут привезти. На этом и договорились. На этом участке реки рыбы было больше, в том числе и хариуса. После работы геологи разбредались по реке с длинными удилищами, в те времена в спортивных магазинах продавались 4-5 метровые бамбуковые хлысты из Вьетнама. Хариусов они ловили в проводку на моренного дождевого червя и бикараса, когда поднимались вверх по реке, а когда спускались вниз поверху на паута, овода и искуственные мушки. Самых крупных хариусов ловил геолог Яблочкин, признавая ловлю только на червя, которых вымаривал до светлого состояния в холщовых мешках. Цеплял по два на крючок или одного выползка.

Борис предложил сходить в верховья реки до Изаса, где по его словам много крупного хариуса и на другой день мы отправились с ним вдвоем, Шура остался рыбачить в лагере геологов, а Наталья хозяйничать на кухне. До Изаса мы так и не дошли, по пути обнаружили две летние стоянки крупных тайменей на яме Раскат и Кроватки. На Раскате ночью мы подверглись атаке тайменей на мыша, в которой победила рыба (Рыбалка описана в 1-ой части рассказа). На Кроватках яма была больше и глубже, днем казалась пустой, ночью оживала от сильных ударов тайменей. Перед рассветом вообще начиналась пляска красных хвостов. На вертушки и колебалки таймени не реагировали или что-то мы делали не так. На мыша было всего две атаки, без хватки. Днем мы ловили хариуса на удочку в небольшой протоке, рядом с ямой. На третий день утром снизу подошла моторка с двумя подводниками в гидрокостюмах и они начали по очереди нырять выше ямы возле переката. Мы молча за ними наблюдали и когда они собрались отплывать не выдержали: Ребята, вы не там ныряли. Показав где нырнуть, стали наблюдать дальше. В яме штук 30, один метровый, не меньше 10кг, стрелял, но промазал — сообщил подводник, когда отдышался после погружения. Перезарядив ружье нырнул второй. Его долго не было. Вынырнув, развернулся на спину и поплыл к берегу. Его тело тряслось, как в лихорадке. Мы поняли, что он плывет с добычей. Простреленный таймень был на 6 кг. Видел метрового, но он такой пугливый и на выстрел не подпустил. Тогда спрятался за валун и когда выплыл этот красавец, нажал на спуск. Потом подводник рассказал, что стоянка у них на Раскате, там стая поменьше и вчера застрелили тайменя на 18 кг с мышом в пасти. Нашим мышом — и мы рассказали об атаке тайменей и спросили, как они его вытащили. Когда его подстрелили, он так потащил, что пришлось бросить ружье. Потом в течение 2 часов ныряли по очереди и следили за ним, из ямы он не выходил. Вытащили, когда таймень перевернулся брюхом к верху. Перед отплытием я попросил маску и ласты и тоже сделал погружение. В 4-х метровой яме находилась еще одна яма, общая глубина — 8м. Воздуха мне хватило, чтобы доплыть до дна, быстро покрутить головой и вынырнуть назад. Тайменей я так и не увидел, видимо разбежались и попрятались в яме. Вечером Борис все-же вытащил на блесну тайменя на 3кг на плесе ниже ямы. Его сварили в котелке без картошки и всяких специй, чуть присолив. Продукты закончились и пора было возвращаться назад. Ночью последний раз покидали мыша, но без результата. Утром тронулись в путь и к обеду вернулись в лагерь геологов. Перед отъездом Наталья предложила в следующую рыбалку продукты не брать, кроме хлеба и картошки, взять водку, которую геологи обменяют на продукты. Домой мы возвращались с Шурой вдвоем.

 

На вторую рыбалку в июле мы отправились вчетвером через 10 дней. Вместе со мной поехали Сергей Болотов, Шура Гречуха и Рая, сестра Натальи. Когда мы добрались на Мутнинской вахтовке до Средней Терси, шел сильный дождь, который пришлось переждать под мостом через Среднюю Терсь. Чтобы не терять время, я предложил перекусить. Заварили и попили чай под мостом с пирожками, которые Рая приготовила дома. Двинулись по затихающему дождю. Через два часа вышли к Катаевской пасеке, последние 2 км шли вдоль речки, вода в которой стремительно поднималась. К лагерю геологов подошли перед сумерками, где нас облаяли две собачки, которых раньше не было. Нас конечно ждали. Для нас поставили отдельную палатку, Наталья приготовила горячий ужин. Геологам мы отдали 6 пузырей, в качестве лекарства от долгого воздержания, а нам хватило литра. На закуску нам приготовили малосольного отборного хариуса, ведро которых перед нашим приездом поймал Олег. Молодец. Как он потом рассказал, когда начала прибывать вода, хариус начал клевать, как бешенный. За время нашего отсутствия в лагере произошло два события, о которых поведала Наталья:
Первое произошло после вашего отъезда. Геологам иногда и очень редко продавали медовуху с пасеки. Пасечник прятал флягу на правом берегу в тайге. Иногда ветерок приносил соблазнительный запах медовухи с противо-положного берега. Геологи только крутили носами. И вот в один из дней геолог Яблочкин перешел речку и держа нос в нужном направлении, пошел в тайгу. Долго ли, скоро ли он искал, но он нашел. Состоялась грандиозная пьянка. — На этом моменте мы сделали паузу и тоже выпили. Затем Наталья продолжила:
Второе произошло перед вашим приездом. Распорядок дня у меня такой: Подъем в 6-00. Приготовливаю завтрак к 7-30, в 8-00 после завтрака мужики уходят на работу, обед берут сухим пайком. В 15-00 начинаю готовить ужин к 17-00. Вечером по просьбе чай, кофе с бутербродами. Днем до 14-00 отдыхаю.


За 4 дня до вашего приезда во время отдыха услышала шум в продуктовой палатке. Яблочкин, ты? — окликнула я, подумав, что кто-то из геологов вернулся за сухим пайком и выглянула из своей палатки. Из продуктовой палатки вылез огромный медведь, который рявкнул, а я не помня себя от страха пронзительно закричала и юркнула в свою палатку. На мой крик и рычание медведя сразу-же прибежали геологи, которые находились поблизости. Медведя уже не было. В продуктовой палатке был погром. Все понимали, что этим не закончится. По радиосвязи связались с Новокузнецким управлением геологии и сообщили о случившемся. До приезда охотников организовали пост круглосуточной охраны. Через два дня на ГАЗ-66 приехали охотники из геологов с егерем, лайками и лицензией на отстрел медведя. Медведя выследили и застрелили. В лагере оставили двух лаек Тайгу и Вьюгу. Теперь нам стало понятно откуда появились собачки.


Рано утром, пока геологи дрыхли, мы взяв пару спиннингов спустились вниз по речке. Уровень воды маленько спал и Терсь была относительно чистой. Не доходя до шиверы тормознулись на плесе. Плес мне понравился. На правом берегу огромные плоские валуны, заходящие в воду. На плесе отчетливо просматривались три ямки. Забросы начал выполнять с ближних ямок, перекидывая их чуть выше и сплавляя в них блесну. Из них удалось вытащить пару 2 килограмовых тайменей. Третья, самая дальняя приготовила сюрприз. Когда застрекотал фрикцион, я понял, что у меня мало шансов вывести рыбу на берег. Леска тонкая, берег крутой, да и первых помогали вытащить ребята. Когда он оторвал блесну, облегчено вздохнул, не судьба. На стан мы все равно вернулись гордые, как победители. Обступившие геологи, сетовали, надо-же таймень спустился с большой водой, а мы и не думали. Ради хохмы, мы с Серегой Болотовым сделали по забросу на плесе прямо напротив их палаток. Вначале у Сергея, а через пару секунд у меня произошла хватка. Вытащили мы их одновременно. Через секунду стан напоминал растревоженный улей, все геологи дружно схватили спиннинги и помчались к реке. Это надо было видеть. Исхлестав плес, разочарованные геологи вернулись к палаткам. Рыбу мы отдали на кухню, из которой Наталья с Раей приготовила жирную уху. Ради такого дела достали последнюю водку и под уху сняли стрес у себя и геологов, тем более у них был выходной.
На другой день втроем отправились на Кроватки. Стан разбили выше ямы, чтобы не распугивать тайменя. Шура еще на стане геологов заморил червячка, с которыми пошел на Становой плес половить хариуса. Приготовив на обед суп с дефицитной тушонкой, которой нас снабдили геологи отправилить по протоке вверх на Становой плес, но не дошли. Наткнулись на заросли дикой малины. Ее было столько, что пришлось вернуться за ведром. Набрали ведро и объелись малины. Таежная малина очень сладкая и гораздо вкусней садовой. Шура вернулся и принес полведра рыбы, сказал хариус клюет — симфония. Поев супчика накинулся на малину. В сумерках мы с Серегой пошли на яму ловить на мыша. Серега делал забросы невской катушкой, а я попробовав Дельфином, заменил катушку на ЛЭМЗ с которой заброс получался дальше. На третьем забросе услышал небольшой шлепок и почувствовав зацеп, резко подсек. Таймень схватил без предварительной атаки. От веса рыбы редуктор катушки заклинило. Пришлось взять спиннинг на плечо и не обращая внимания на стрекотание фрикциона, пятится от берега. Почувствовал, что таймень набирает ход, не давая ему повернуть в сторону, с разгона затащил на отмель. Серега двумя пинками придал ему необходимое ускорение. Осветили фонарем рыбу. Таймень казался огромным, длиной с развернутый болотный сапог. Позже мы его взвесили — 6 кг, длина 80 см. На мыше от хвостового якоря №14 осталось только цевье, боковые тройники выдержали, но были погнуты. Леска на катушке была диаметром 0,3 мм с прочностью на разрыв 3,6 кг и как только выдержала. Порвалась, когда рыба была на берегу. Пока перекуривали, заменил мыша. Затем зайдя в воду выше колен, продолжили рыбалку. Второй взял через несколько забросов, также без предварительной атаки. Сделав мощную подсечку, начинаю пятится назад. Неожиданно споткнувшись о камень падаю в воду. Высунув над водой голову продолжаю крутить катушку. Несколько секунд еще чувствую рыбу, а потом все, сход. Возвращаемся в лагерь, будим Шурика. Раздеваюсь догола, меняю одежду. Разводим костер, сушим мокрую одежду. Увидев тайменя у Шуры сплошные эмоции: Ну вы блин даете, вот это симфония.


На другой день с удочками расходимся по речке: я на Становой плес, Шура на перекат ниже Кроваток, а Серый возле Бутила стал ловить хариуса на замудренную снасть. Вместо кораблика привязал палку из-за сильного течения. У всех неплохо получалось. Ночью опять идем мышковать, но везение кончилось. На третий день на машине приехала Наталья с моим фотиком, который я забыл захватить в лагере геологов. Оказывается вчера Шура встретил знакомого геолога и похвалился рыбалкой.
Ну показывайте своего большого тайменя — попросил водитель ЗИЛ-131 Попов из лагеря Камешковских геологов, которого Наталья уговорила поехать. Посмотрев трофей добавил: это маленький, на Крестовках я ловил на мыша тайменя на 18 кг. Назад мы вернулись на машине. Попов любезно подождал, пока мы сворачивали лагерь. Так закончилась наша первая рыбалка на тайменя.
Домой Наталья вернулась в конце сентября и зашла ко мне в гости вместе с Олегом. Засиделись мы допоздна и они остались с ночевкой. Олег родом из Ячменюхи, на тот момент отработал в геологии около 10 лет. Многое рассказал про наши речки. Успел побывать в верховьях Средней и Нижней Терси, а так-же Тайдона.

 

Средняя Терсь. Длина реки 114 км, берет начало с горы Круглая, рядом с вершиной горы Крестовой Кузнецкого Алатау, высотой 1648 м. В верховьях реки ледники, горные болота, несколько каровых озер, соединенных с рекой ручьями. Самое глубокое озеро в Кемеровской области Средне-Терсинское, глубиной — 60 м. По сплаву Средняя Терсь второй категории сложности.
На 96км с правой стороны впадает речка Воскресенка, длиной 12 км. В 1880 году при правлении Александра-третьего в верховьях Средней Терси были обнаружены залежи самородного золота и в 3-х км вверх по речке был создан прииск Воскресеновка, позже в 1931 г. построен поселок, который прекратил существование в 60-годы прошлого века. Один старожил из Мутного работал в Воскресеновке, это место называл Гольцами. По рыбалке хвалил, много крупного черного хариуса, свыше 1 кг. Ниже Воскресенки река проходит пару км по болотистой местности, затем с правой и левой стороны в нее впадает несколько ручьев до впадения на 85 км с левой стороны небольшой хариузовой речки Мирной, длиной 10км.

 

На 83км с правой стороны впадает речка Ивановка, длиной 31 км, которая в верху делит Среднюю Терсь пополам. В 1835г в верховьях Ивановки, в районе впадения ручья Панфиловского были найдены россыпи золота и был создан прииск Петропавловский (Терсинский), просуществовавший до начала гражданской войны. При Советской власти добыча золота возобновилась. В 30 годах прошлого века здесь поселили спецпереселенцев. В районе впадения речки в Терсь, находится глубокий Ивановский плес, до которого поднимается таймень. Там же раньше находилась вертолетная площадка, которая обслуживала геологов — золотарей. По рассказам пенсионера из Монашки, бывшего вертолетчика, он ловил на Ивановском плесе за ночь на мыша десяток тайменей от 5 до 9 кг, а в Ивановке крупного хариуса 0,5 -1,0 кг.

 

На 81 км ниже слияния проток впадают ручьи Левая Амбарная, через 0,5 км за правым поворотом Правая Амбарная. Названия неслучайные. В устье Правой Амбарной находится знаменитый глубокий Амбарный плес, самая крупная летняя стоянка тайменей на Средней Терси. Геологи из Камешков называли плес Аквариумом. Летом в 1981 году бригада геологов из 6 человек за ночь спиннингами на мыша зацепила 52 тайменя весом от 5 до 15 кг. Конечно, вытащили не всех. Сходы, обрывы лески, поломки тройников. Каждый вытащил по несколько тайменей, адриналина поймали еще больше. Ловили невскими инерционными катушками, получая болезненные удары по костяшках пальцев при вываживании крупных тайменей.

 

На 79 км напротив живописной скалки на правом берегу, рядом с пересохшей проточкой находится Церковный плес с небольшой узкой ямкой, до которой я доходил в 1982 г. и поймал тайменя на блесну. Как мне потом сказали геологи до Амбарного плеса не дошел 2 км, жаль что тогда не знал его координат, любопытно было бы взглянуть.


На 77 км с правой стороны реки открывается долина Красной речки, длиной 19км. На водоразделе между Ивановкой и Красной речкой находится гора Становой хребет. В 1835г недалеко от устья на Красной речке были найдены россыпи золота и был создан прииск, который относился к Петропавловскому (Терсинскому), где после гражданской войны продолжилась добыча золота. По рыбалке Красная речка всегда славилась крупным хариусом до 2,5 кг, который скатывается в октябре в Среднюю Терсь.

 

Участок реки до впадения Крестовок представляет интерес только по ловле хариуса. На речке много поворотов, небольших неглубоких плесов с ямками, с чередующими перекатами и несколько островков.
На 70км впадает Левая Крестовка, длиной 19 км, которая сильной струей пересекает Среднюю Терсь. На правой стороне скала, под ней узкая глубокая яма, переходящая в небольшой плес длиной 200 м. За неглубоким перекатом впадает под небольшим углом Правая Крестовка, длиной 21 км. Вторая яма в устье более широкая и глубокая, расходящаяся двумя плесами на две протоки. Правый берег скалистый. На дне крупные валуны. В ямах летняя стоянка крупных тайменей. По обеим Крестовкам много крупного хариуса от 0,5 до 1 кг, который в сентябре во время листопада начинает табуниться в ямках, перед спуском в Среднюю Терсь в конце октября. В километре от устья Левой Крестовки в 1982 г. находилось охотничье зимовье.
На 67 км с левой стороны впадает крупный ручей Щегловка. В устье хороший плес с крупными камнями и плитами, славится стоянкой крупного хариуса. Один мой товарищ рассказывал, как на мушку один раз прыгнул крупный черныш и оборвал ее. Начал на него охоту. Перепробовал все: ручейника, бикараса, червя. Поймать удалось на бычка — подкаменщика. Вес хариуса — 1,3кг.

 

На 63 км ниже слияния двух проток и скалки с правой стороны впадает речка Александровка, длиной 9 км. В 1878 г. на речке обнаружили самородное золото и организовали Александровский прииск, который при Советской власти превратился в полноценный поселок с начальной школой и магазинами. На прилавках таежных магазинов продавали рыбу: тайменя, налима. Для хранения свежей рыбы и мяса строили землянки — ледяные избушки с двойными дверями и тамбуром между ними. Зимой поливали стены, пол водой и замораживали. Интенсивная добыча золота велась в 30-40 годы прошлого века, а в начале 70 годов поселок прекратил свое существованме. По рыбалке на тайменя славится глубокий Александровский плес, который находится ниже впадения Александровки за поворотом реки вправо. Левый берег на плесе скалистый с крупными валунами. Мой товарищ Евгений ловил на нем тайменя на блесну — 10 кг.


На 60 км на повороте реки в районе впадения с правой стороны ручья Андреевка, так-же находился Андреевский прииск золотарей, который позже стал поселком с крупным магазином. Дети ходили в школу в соседнюю Александровку. Плес с крупным плитняком на Андреевке славился хариусом, налимами и небольшими тайменями.

 

На 57 км в районе впадения ручья Чаевой с левой стороны интересное место, которое называют Господи Пронеси. Название произошло из-за торчащего в воде большого скального валуна, в который бьет струя с переката. За валуном ямка и перекат, за которым Плехановский плес с крупными гальками и валунами. Перед плесом с левой стороны береговая плоская скала, частично заходящая в речку. На Плехановском плесе — летняя стоянка тайменя. Участок реки от Александровки до Изаса славится хорошей рыбалкой на хариуса от 0,3 до 0,8 кг. Речка петляет влево и право, попадаются ямки под скалами в которых удобно ловить на удочку хариуса.

 

На 51 км с левой стороны из долины вытекает Изас, длиной 20 км. По Изасу проложена тропа. В километре от устья с правой стороны Изаса впадает Малый Изас, между ними находится охотничье зимовье, а второе зимовье в верховьях речки. В июне 1982 года, когда мы поднимались в верховья Средней Терси до Крестовок, одновремено с нами, по другому берегу с резиновой лодкой на привязи поднимался парень, с которым мы познакомились на обратном пути. Им оказался Сергей Афганец (участник войны) из Прокопьевска и он ходил в верховья Изаса до второго зимовья за хариусом. Ловил на червя, ручейника, бикараса и белую бабочку. Поймал три десятка, в том числе трех по 1,3 кг, остальных от 0,5 до 0,8 кг. Позже я показал ему свою оснастку на тайменя и он хорошо ловил. Встречались часто в июне на Кабанятнике. От него получил информацию по рыбалкам на Красноярских речках Кизир и Сисим. Второй рыбак Володя Власов — мой товарищ, ходил с Геннадием Яновским по снегу в конце октября и в начале ноября на устье Изаса, когда хариус скатывался в Терсь. Хорошо ловили крупного черныша. Ночевали в зимовье.

 

Ниже плеса, в который впадает Изас начинаются 3-х километровые протоки, на выходе в которые с правой стороны на 47 км впадает речка Кедровка, длиной 10 км, а в левую протоку ручей Налиминка. В месте слияния проток находится Студенный плес. В августе 1979 г. геологическая партия в которой работала Наталья перебазировалась на Кроватки. Со Студенного плеса геолог Яблочкин приносил крупных чернышей, один раз поймал удочкой на червя несколько тайменей от 2 до 4 кг. Местные рассказывали, если забраться на скалку по левому берегу, можно пересчитать тайменей на Студенном плесе. Один раз медведь догнал и завалил лося в воде у берега, потом приходил кормиться. Рассказывали в воде возле лося было черным, черно от налимов.


Ниже Студенного плеса Терсь проходит вдоль горы по левому берегу и делает поворот налево, на 45 км находится Агашкина яма. До революции на этом участке реки поселились староверы, которые держали пасеки. Последняя жительница этих мест бабушка Агафья жила после войны, местным запрещала ловить рыбу в своей яме, говорила: Вам что реки мало?


Ниже ямы Становый плес, после которого Терсь расходится на две протоки. В правую протоку на 43 км впадают Большой, длиной 13 км и Малый Камзас — 11 км, рядом с устьем которых стояло охотничье зимовье. Позже местные его сожгли. В 1993 году здесь был установлен кордон государственного природного заповедника. Правая протока поворачивает влево вдоль горы со скалками с правой стороны, затем резко сужается до 4 м и превращается в шиверу Бутило с высотой вала до 1 м. Левая протока, по которой двигаются лодки, сливается с Терсью ниже Бутила.

 

Перед ямой Кроватки, которая находится на 41 км, небольшая протока, в которую с левой стороны впадает ручей Кроватка. В 1981 году Камешковскими геолагами, которые стояли на Кроватках был выловлен таймень на 24 кг. По последней информации от егерей, яму замыло и она обмелела. Яма Кроватки находится в буферной зоне заповедника.
Яма Раскат находится на 38 км в буферной зоне заповедника. Перед ямой река делает 3-х километровую петлю, а если пройти напрямую по дороге от Кроваток — 1 км. На Раскате до революции был поселок лесозаготовителей, который просуществовал до гражданской войны.

 

Ниже Раската начинаются протоки, образующие три больших острова. Дорога проходит по левым мелководным протокам. В конце первого острова в правой протоке хороший косой перекат со струями в ямку, в которой летом ловится хороший хариус. После третьего острова протоки сливаются и на 34 км находится Будочный плес. У правого берега большие валуны и узкая яма со спокойным течением. По осени Шура Гречуха хорошо ловил в ней налимов на донки, средним весом 1 кг. В качестве насадки использовал нарезку хариуса. После Будочного плеса Терсь расходится на 3 рукава, две левых протоки через 1 км сливаются. Чуть выше в овраге впадает ручей Кутиловка на правом берегу которого, в 100 м от Терси находится охотничье зимовье. Протоки сливаются в районе первого брода на 32 км. До Катаевского плеса, который находится на 30 км — 7 небольших плесов. Во время хода тайменя на жировку, его можно поймать на любом из них. В 1982 году на Катаевском глубоком плесе Шура Гречуха поймал пару тайменей на 7 и 8 кг. Сейчас плес стал мелким, река пробила выше новую протоку, зато ниже появился отличный глубокий плес. Летом здесь держится чебак, окунь, на перекатах хариус. На Катаевском плесе с правой стороны узкая курья, в которой водится щука до 3 кг, иногда она выходит на плес к правому берегу. В курью впадает небольшой ручей.

 

 

На участке реки до Змеинки, находящейся на 25 км — 5 хороших плесов, здесь попадаются небольшие ямки, протоки, курьи, многочисленные перекаты. К Кошелевской скале у правого берега с хорошей ямой и плесом, с дороги которая проложена в верховья Терси до Ивановки, имеется съезд. Перед скалой впадает ручей Змеинка. Здесь когда-то была пасека. Как-то раз сплавляясь по реке, причалил к скале. С берега в яму под углом уходила сеть с мелкой ячейкой. Выше в 300 м на левом берегу виднелся лагерь геологов. В сети белели чебаки. Вспомнив ловлю окуня на телевизор, решил проверить может таймень крутится возле сети и пытается выдергивать чебака. Встал напротив и сделал короткий заброс вдоль сети. Едва успел закрыть дужку лесоуловителя, как последовала хватка. Одного за другим вытащил 4-х тайменей. 

Копешки находятся на 24 км. До 60 годов здесь был большой глубокий плес, в котором ловили крупных тайменей, затем его замыло и он стал мелководным.
На 23 км был построен капитальный мост через Среднюю Терсь, который сгорел во время пожара в 90-х годах. В 300 м по дороге не доезжая моста имеется отворот вправо. Это и есть дорога в верховья Средней Терси. На правом берегу за мостом, также была пасека. В ней мы ночевали, когда она опустела. Ниже бывшего моста (брода) Терсь расходится на две протоки.

На 22 км в левую протоку впадает крупный приток Терси река Средняя Маганакова, длиной 42 км. Из-за многочисленных завалов река для лодок непроходима. Из крупных притоков в верховьях на 32 км от устья, с правой стороны речка Кривая (длина 20 км), на 28 км с левой стороны речка Гореловка (длина 12 км), на 21 км с правой стороны речка Россоха (длина 17 км). До конца 80 годов Средняя Маганакова была бобровым заказником. В верховья до Гореловки проложена дорога. Сейчас там находится кордон государственного заповедника. В 30 годах, на устье речки Березовой правом притоке Гореловки, поселилось несколько семей староверов. Там вдали от суеты и мирских забот занимались разведением пчел, сбором ореха, колбы, черники, охотой и рыбалкой. Выживали, как семья Лыковых. Местное население узнало о их существовании через охотников, через которых староверы сбывали мед, шкурки бобров, норок и соболей, но про них сильно не распространялось. Рыбу они ловили, как дед Зайков в Монашке. Ставили у берега речки Гореловой небольшие загородки с плетенной из ивняка вершой, куда заходила рыба и жила. При надобности брали сколько им было нужно. В мае попадались таймени, ускучи (ленок), крупный хариус. В 70 годах когда началась вырубка леса на Гореловой, староверы покинули это место и переселились на приток Енисея речку Сым. По молодости я несколько раз рыбачил по Маганаковой. Попадались таймени до 4 кг и осенью хариус до 700 г. Ниже устья Маганакова на левом берегу в 1980 г. была построена база отдыха цеха здоровья ЗСМК, вместе с пасекой.

На 21 км ниже слияния Терси со второй протокой, за перекатом на повороте реки самый глубокий Земляной плес. Долгое время я не мог разловить яму на плесе. Если на неглубоком месте плеса выше, возле переката на блесну иногда попадались 3-4 килограммовые таймени, то на самой яме не брали. Помог случай. Как то раз, рано утром подъехали вдвоем на мотике к левому берегу на поворот. На плесе иногда плескались таймени. Прокидали плес, поклевок не было. Тогда я и задумался, а почему он лупит собственно по воде хвостом? Если у тайменя такой способ охоты, значит оглушив стайку рыб у поверхности воды, он следом будет собирать полуоглушенную рыбу. Заметив место очередного всплеска, подошел ближе и приготовился к забросу. Ждать пришлось 5 минут. Как только таймень ударил хвостом, сделал заброс, чуть выше и дальше. Успел защелкнуть лесоуловитель и сделать один оборот катушки. Сразу почувствовал хватку. Таким способом поймал 3-х хороших тайменей.

На 20 км находится Рубец, с левой стороны осыпающаяся гора и скальные камни заходящие в воду на 2/3, оставляющие узкий проход вдоль правого берега, за ним плес с крупными валунами. Напротив Рубца правая протока со слабым течением, в которую впадает речка Афониха (длина 12км). Вдоль Афонихи проходит дорога на перевал водораздела между Средней и Нижней Терсями. Один раз мы по ней прошли, возвращаясь от устья Татарки на Нижней Терси через перевал на Среднюю Терсь. Спускаясь вдоль Афонихи пристроились за лосихой, идущей по дороге. Она оглянулась на нас и невозмутимо продолжила путь. Шли вместе несколько минут, пока один из наших рыбаков не свистнул. А была такая идилия.
Перед поселком Мутное на 19 км Березовый плес, с правой стороны в воде крупные валуны, с которых ныряет ребятня, когда загорает на Мутнинском пляже. Во время подъема чебака по реке, местные здесь ловят тайменя. В конце деревни с правой стороны на 18 км впадает ручей Мутный. Напротив поселка большой остров, который раньше был соединен подвесным мостом.
На 17 км за поворотом реки вправо и слиянием проток — длинный глубокий плес Абрамкина, с левой стороны гора, где растет дикая жимолость. На правом берегу вдоль дороги раньше были покосы. На это место часто приезжали рыболовы с Новокузнецкого машзавода. Ловили донками налима. В качестве наживки использовали пучок дождевых червей. Ниже, где заканчивается гора — протоки. В левой протоке напротив скалки находится хороший хариузовый плес, в который на 16 км впадает ручей Красноярка. После острова на 15 км в месте слияния проток начинается глубокий Еловый плес. Один раз я зацепил здесь крупного тайменя, но сделав великолепную свечку над водой, он порвал леску. После 2-х неглубоких плесов на 14 км находится узкий глубокий Гусиный плес, с правой стороны гора, перед ней узкая длинная курья. В конце лета здесь ловится хороший хариус до 400 г.

На 13 км — Спотыкач. Когда-то это место было хорошим для ловли хариуса. Основное русло реки проходило по правой протоке вдоль горы со скалами. Постепенно река промыла основное русло напрямую по левой протоке, правая обмелела и сейчас вся в тине, в которой много чебака и щуки.
На 10 км после поворота реки начинается длинный глубокий Моховой плес, правый берег проходит вдоль горы с большими валунами в воде. Летом в нем стоят таймени до 2кг, более крупные появляются в начале июня и конце августа. В начале лета таймень в основном стоит возле переката, а ближе к осени, когда вода становится более холодной, на спокойных участках по всему плесу. В июне хорошо берет на вращающую блесну, а ближе к осени предпочитает колебалку. С колебалками я позднее все таки разобрался. Помог товарищ, с которым мы съездили вместе. В советские времена мы ловили на блесну Протва, которая имитирует чебака. Только проводка должна быть медленной, неравномерной, с паузами. На нее также хорошо ловится щука.
На 7км Монашка — таежный дачный поселок на правом берегу. Напротив Колхозный плес, за Колхозным плесом начинаются 4-х километровые протоки, на которых попадаются ямки. Летом в них обитают окуни, чебаки, щука. Протоки сливаются возле Щучьего плеса, с левой стороны которого широкая курья. В августе в низовья реки скатывается таймень и некрупный хариус.
На 2 км от устья впадения Терси в Томь и в 1 км от левого берега находится Глинка, таежный дачный поселок. Мимо его проходит дорога в Осиновое Плесо, до которого 7 км. Выше брода на Терси находится глубокий Пионерский плес с крутым обрывистым глинистым левым берегом. На это место в советские времена ходили в поход и отдыхали школьники с Осинового Плеса. Здесь мы иногда заканчивали сплав. В начале июня эти плесы, таймень в основном проходит без остановок, не кормится, болеет после нереста. Но если поднимается в второй половине июня, то попадаются хорошие экземпляры. На блесну в основном берет окунь. Попадаются особи до 800 г. В струе переката в августе хорошо ловится хариус.

В 1983 году приобрел легкую резиновую лодку Удача, грузоподъемностью 150 кг и весом 6 кг. На ход тайменя вырвался в середине июня, хотя вода была еще большая. Вытащил пару по 4 кг. На Кабанятнике зацепил крупного, чуть меньше метра, который размотал почти всю леску. Тайменя удалось остановить, зажав шпулю. Леска выдержала. Потихоньку подвел к обрывистому берегу. Таймень разинул пасть и как дантисту демонстрировал свои зубы. Удалось разглядеть, что тройник не проткнул, а просто зацепился за гланды. Пока я раздумывал, как его вытащить, он мотнул головой. Блесна выскочила и таймень вернулся в родную стихию. На следующей неделе в пятницу с женой отправились на Терсь. С транспортом повезло. Поехали от Славино после обеда, куда нас послали от цеха ворошить сено. С собой мы взяли все необходимое для рыбалки и лодку. Вышли на дорогу и голосонули первую встречную бортовую машину. Перед Осиновым Плесом пересели в вахтовку, на которой ехал на базу цеха здоровья их начальник Борисов и в 18 часов были на Средней Терси. До Катаевской пасеки дошли через 2 часа. На поляне стоял вагончик на полозьях, возле которого суетились два голодных геолога. Попросили накормить. Их привезли с верховьев трактором, дали банку тушонки и булку хлеба, сказали завтра за вами приедет другой транспорт. А прождали они 4 дня. А что рыбу нельзя было поймать? Пробовали не клюет. Сейчас мы вас накормим. Я быстро настроил спиннинг и поднявшись на первый ближний плес, вытащил пару на 2 и 3 кг. На уху хватит. Геологи, тоже ходили со мной. Жена почистила всю картошку, что у нас была. У геологов нашлось ведро, в котором мы сварили уху. Себе оставили банку жареных маслят из дома. Хлебом поделились пополам. Посоветовал рыбу ловить на бабочку, вместе с тайменем поднимался чебак. Второй вариант: сходить в охотничье зимовье на протоках, там всегда оставляют остатки продуктов: суповые наборы, кашу, сухари. Переночевали в вагончике. Утром с женой поднялись до Кабанятника. С первого заброса взял хороший таймень. Жена зашла в воду и помогала подгонять рыбу к берегу. У берега, таймень ткнулся о камни и оторвал блесну. Ну все ушел, подумал я. Поймать в родной стихии руками рыбу ни кому не удавалось. У женщин на этот счет, очевидно было другое мнение. Уходит добыча, которую она мысленно готовила на кухне. Жена с криками прыгнула в воду прямо на тайменя и крепко вцепилась в него ногтями. Когда мы его взвесили, потянул больше 6 кг. Проплывая мимо геологов мы помахали им руками и на их вопрос: Ну и как? — подняли тайменя над головой. По пути поймали еще несколько штук. Ниже Катаевского плеса через речку переходил уже взрослый лосенок. Увидев нас, подплыл к нам. Жена испугалась, что он перевернет лодку. Потом он отстал и повернул к берегу. Жалко, что не было фотоаппарата, мне понравились его глаза, такие добрые и доверчивые. На перекате перед Землянным плесом жена зацепила пяти килограммовую рыбину, но когда потащила ее по берегу леска не выдержала. Крик был на всю речку. Я бежал со всех ног, но не успел, таймень скатился в воду.

В августе 1983 года решили обследовать участок Средней Терси от Среднего Маганакова до Глинки. Поехали в пятницу перед днем шахтера. Сплавлялись вчетвером на 2-х лодках, я с женой и приятель Женя с другом. Ловили в основном чебака и окуня. Хариус еще не скатился и его было мало. Поймали несколько штук на Спотыкаче, где переночевали первую ночь, а вторую на ямке в протоках. Рыбу приговаривали на месте. Домой мы ее не брали. Собственно говоря нам важнее было посмотреть реку по малой воде. На берегу увидели высокий кедр с шишками. Пока ребята раздумывали, жена попросила нагнуться, залезла мне на плечи и дотянулась до нижних веток. Через пару минут, как белка была на макушке. С верху посыпались шишки. После обеда в воскресенье подплыли к броду возле Глинки. Высушили, спустили лодки и последний раз взглянули на речку. Что это? На перекате выше плеса выскочил огромный метровый таймень. Снова собрали спиннинги и побежали к перекату. Обкидываем плес. На третьем забросе почувствовал знакомую тяжесть. После непродолжительной борьбы … Сход. На этом наше невезение не закончилось. Когда мы пришли в Осиновый плес, последний автобус уехал 10 минут назад. Идем на развилку перед Осиновым плесом, в надежде уехать на попутной машине. Машины проезжают редко, больше легковые, а если грузовые, только до Усть-Аскарлы. Ждем час, второй, третий, четвертый. Уже темно. Неожиданно проезжает волга, но не остановилась. За ней рафик — микроавтобус с табличкой «Машина времени», прямо фантастика. Остановилась. Могут взять только двоих. Евгений кивает нам, езжайте. Мы с женой заходим в салон. Водку пить будете? — спросил симпатичный бородатый парень. Только сейчас мы врубились. Это же Александр Кутиков, бас — гитарист легендарной рок-группы «Машина времени». Даже моя непьющая жена не выдержала: с вами выпью. Александр разливает. Закусываем медом в сотах. Потом они продолжают свой прерванный разговор, вернее спор. Предметом спора была песня Марионетки. Начала разговора я не слышал и не понял его сути, но когда на спор Кутиков предложил сбрить свою бороду, один из музыкантов не выдержал: Макар не позволит. Так они в своем кругу называли Андрея Макаревича, который проехал на волге. Позволит, не позволит, мне решать. Борода моя. Мы с женой оказались свидетелями. Поездку после концерта в день шахтера на пасеку, расположенную в Макарихе, организовал городской комитет комсомола. Александр Кутиков попросил водителя довести нас до дома на Запсибе, где мы тепло попрощались, затем машина поехала в центральный район. Через две недели по центральному телевидению показывали новое выступление « Машины времени», где Кутиков был уже без бороды.
1983 год мне запомнился, как самый заполошенный. Отпуск прошел зимой. Но летом каждый выходной дома не сиделось, всегда куда-то мотались. Нижняя Терсь — первая разведка, три раза Средняя Терсь, верховье Томи от Казыра до Сливня, верховье речки Таз притока Тельбеса, Мрассу в районе Чувашки, Шерегеш на горе Пустаг, поездки за грибами в окрестностях Новокузнецка, Карлыка, Калтана, Сосновки, Горного ущелья, Мундыбаша.



1984 год. В отпуск на новой Ниве приехали с севера Шепелевы Саша и Оля. В нашу команду влился Миша Козлов, мой друг еще со школы. Был рыболовом карасятником, а стал таймешатником. У всех совпали отпуски. В начале июня впятером, с нами поехал еще Женя, отправились на Нижнюю Терсь на Заре до Ячменюхи. Машину найти не смогли, пришлось идти пешком с лодками ночью до устья Татарки, днем было жарко. Ольга наравне с нами тащила тяжелый рюкзак. Затем сплавлялись до Исаево. Ловили хариуса, тайменя, щуку, окуня, чебака, но всего помаленьку. Последние два дня, питались только рыбой и грибами, продукты закончились. 



После сплава через три дня поехали на Среднюю Терсь, тем же составом без Миши, у него закончился отпуск. Как раз попали на ход тайменя. Поднялись до Катаевской пасеки. Остановились у шиверы. По речке сильно не бегали. Выше Будочного плеса стояли геологи и в 10 часов дня река становилась желтой до самого вечера. Рыбачили утром с 6 до 9 часов по чистой воде. За утро успевали зацепить трех тайменей, но не всех удавалось вытащить. Все таймени попадались от 3 до 5 кг. Блеснили по очереди, двое страховали у берега и помогали вытащить рыбу. Сходы происходили из-за спиннингов, особенно на дальних забросах. Для интереса привязал конец лески от спиннинга к закрепленному безмену и отошел на 50 м. Саша смотрел, когда я сделал подсечку. Безмен показал всего 2 кг. Теперь стала понятной причина сходов. Малейшая слабина и таймень уходил. Приняли решение тащить рыбу буром, спиннинг на плечо и уходить от берега. А дальше началась сплошная кинокомедия. Если бы кто увидел, упал бы со смеха. На Кабанятнике в высокой траве было уже несколько троп, которые заканчивались на протоптанной поляне. Имено здесь звучала команда: Все хорош, стой. Таймени от такого бесцеремонного вываживания делали сплошные свечи и поднимали настроение принимающих рыбу.
В субботу на мотоцикле с коляской приехал Сергей Афганец, увидев мутную воду, расстроился. Но мы его успокоили. В воскресенье утром уступили ему место вне очереди и помогли вытащить тайменя. К счастью геологи устроили выходной и рыбы хватило на всех. Успели пробежаться по речке. Вечером с Афганцем уехал Евгений и мы остались втроем. Утром с Сашей опять пошли на Кабанятник. В начале долго рядились, кто будет бросать первым, пока Саня меня не уговорил: Кидай ты, у тебя получается лучше. А дальше началась вторая серия кинофильма « Как не нужно ловить тайменя». Зацепив тайменя, я полез на высокий берег, но побежал почему-то не по тропе, а начал торить новую. Новая тропа привела меня в какие-то заросли хмеля. В начале об лианы запуталась леска, которая намоталась на катушку с шишками хмеля. Потом запутались ноги и в конце, концов я упал. Лежа попробовал руками тянуть леску. Леска двигалась свободно. Потом с берега услышал непонятную команду: Скорее. Что он там кричит, скорее? Таймень ведь уже ушел. Оставив спиннинг, поднимаюсь и двигаюсь к берегу. Новый Санин вопль: Скорее, заставил меня прибавить ходу. Когда выбежал на берег, увидел такую картину. Саша на краю берега у воды лежит на таймене, ногами зажав хвост, а руками держит тело возле головы и гладит. Таймень явно больше 5 кг. Чего ты его гладишь, руки в жабры — заорал я, спускаясь к берегу. Саша зачем-то отнял одну руку и хотел наверное по другому схватить. Таймень, почувствовав свободу, зашевелился, круто изогнулся и скатился в воду. Пытаясь его поймать я с разгона заскочил по пояс в воду, да где там, только его и видели. Потом были сплошные эмоции. Прошло больше 30 лет, а мы с Сашей вспоминаем этот случай и смеемся. На Кабанятнике мы всегда получали самое сильное удовольствие от рыбалки, именно при вываживании. Вспоминаю, как позже Леонид Шепелев — брат Саши, поймал своего первого в жизни тайменя. Всю дорогу пока мы шли до Кабанятника бурчал: Не поверю, чтобы таймень хватал какую-то железяку. Когда пришли на место, показал куда забросить блесну. Таймень взял с первого заброса. Следом со спиннинга слетела катушка, которую он плохо закрепил. Леня в последнюю секунду успел ее поймать. Спросил: Что делать? Беги — и я показал ему направление. Леня убежал от берега, держа одной рукой спиннинг, а другой катушку, пока я его не остановил: А теперь смотри. На берегу лежал трофей — 4,3 кг. Вот теперь он поверил. 
В 2016 г, когда я попал на Кабанятник после 10-летнего перерыва, обрывистого берега не стало. Река вымыла 6 метров левого берега вместе с высокой пихтой, но плес остался на месте.
Но вернемся к рыбалке. Днем мы с Ольгой переключались на ловлю пескаря в протоке, которому мутная вода была не помехой. Саша, наловив живцов бегал за щуками — травянками на небольшое озерко, рядом с дорогой перед Катаевской пасекой. Пескарей и щучек мы жарили на таймешачьем жиру из потрохов. Из тайменей варили жирную уху, которая утром превращалась в холодец. Как то вечером на другом берегу увидели медведя, который неспешно направлялся за медом на пасеку. Нас разделяла только река. Саша громко крикнул и кинул в него камень. Камень еще не долетел и не успел упасть в воду, а медведь уже удирал в гору. На этом наши приключения закончились.

Что касается медведей, у меня с ними можно сказать сложились добрые соседские отношения. При передвижениях по тайге стараюсь вести себя шумно, предупреждая идет человек. Иногда на ночевках слышали недовольное бурчание, зашли на его территорию. Косолапых встречали десятки раз, почти каждый год. Один раз долго прособирались на рыбалку и поехали на двух мотоциклах по темноте. Когда спустились с перевала и ехали по дороге вдоль Среднего Маганакова, напоролись на медведя. Потапыч сидел на дороге. От света фар и шума моторов, вскочил и побежал по дороге. Видя такое дело мы прибавили газа. Гнали по дороге несколько минут на скорости больше 30 км в час. Пятки сверкали в прямом смысле. Потом свернул с дороги в тайгу. 
Как-то раз сплавлялся по Терси вдвоем с четырнадцатилетней дочерью и мы остановились переночевать на Гусином плесе. Спали в двух спальниках на ковриках под полиэтиленовым пологом. Утром проснулись от звука: чап, чап, чап. В 10 метрах к нам приближался медведь. Моя дочь так заорала, что медведь с перепугу крутанулся на месте и убежал в кусты. 
Были и другие случаи. Один раз испытал неприятное волнение. Рыбачил на плесе в верховьях Нижней Терси, в который впадала речка Пятиустная. Сейчас это место находится на территории государственного заповедника. За спиной услышал шум. Сверху по речке с ревом выскочил медведь, но бежал не на меня, а в сторону резиновой лодки, лежавшей на берегу. Спустя секунду разглядел перед медведем убегающую косулю. Она делала гиганские прыжки из стороны в сторону. Медведь повторял ее движение, пытаясь на ходу достать лапой. Косуля добежала до берега и повернула ко мне. Пробежала в 5 метрах от меня и заскочила за кусты. Я замер, как столбик боясь пошевелиться. Медведь с ревом проскочил мимо, не обращая на меня внимания. Все произошло так быстро, что я даже не успел сильно испугаться. Несколько минут постоял, приходя в себя, потом собрал снасти и пошел в лагерь. За лодкой мы сходили на другой день втроем, прихватив топор, но увидели только помятые кусты.

Кроме Кабанятника были и другие смешные случаи. Один раз поехали в конце 80-х годов вчетвером. Машину ГАЗ-66 организовал Сергей Болотов, который поехал с нами только на выходные. С нами поехали, Геннадий мой товарищ по работе и его родственник Николай. Николай работал главным инженером в строительной организации, был страстным рыболовом. Рыбу ловил в основном на Оби и мечтал поймать тайменя. Его мы забрали в пятницу после работы. Одет он был в костюм с галстуком, мы же были в брезентовых куртках и штанах для рыбалки. По дороге не стал переодеваться, хотя Гена вез его шмотки в своем рюкзаке. По пути решили заехать на Земляной плес. Проехали мимо базы цеха здоровья и спустились к реке на машине. На Земляном плесе местные браконьеры на лодке ставили сеть. Николай вышел из машины в своем цивильном костюме и зычно крикнул: Мужики, вы свою сеть поставьте ниже, я здесь сейчас буду спиннинговать. Мужики вначале оторопели от его прикида, переглянулись, но послушались. Николай собрал свой спиннинг с невской катушкой, привязал блесну, сильно размахнулся и … Блесна улетела на 10м, а на катушке образовалась такая бородища. Первыми не выдержали и заржали мы с Серым, затем Гена, а местные от смеха чуть не выпали с лодки. Пока Николай распутывал свою бороду, Сергей извинялся за нашу команду. Потом мы поехали в район Катаевской пасеки. Стан разбили напротив шиверы, а машину оставили в протоках. Дальше пошло, как в особенностях национальной охоты и рыбалки. Утром все соскочили с бодуна и во главе с Серегой убежали на Кабанятник. Я не пошел с ними, чтобы не лишать их удовольствия. Не спеша попил кофеек и с первого заброса вытащил 3-х килограммового таймешку из ямки, напротив палатки. Через пол часа вернулись возбужденные рыболовы. Они долго размахивали руками, показывая какие таймени у них сошли. Когда показал им свой трофей, они сразу успокоились. Тайменя мы посолили и отдали водителю машины. После завтрака планировали подняться в верх по реке на машине, но не получилось. Водила слегка опохмелился и был не в состоянии сесть за руль. В воскресенье они уехали с Сергеем. Массового хода тайменя мы не увидели, за каждым приходилось мотать километры. Одного поймал на Будочном плесе, другого на кривом повороте ниже Катаевсого плеса. Николай ходил за мной по пятам, вникал где и как ловить тайменя. Упорно махал своим спиннингом с невской катушкой. У него получалось плохо, то бородил леску, то цеплял и отрывал о камни блесны. На мое предложение поменять невскую катушку на безынерционку, отрицательно мотал головой. У меня был запасной Дельфин-8. В последний день рыбалки, уговорил. Показал, как выполнять забросы и делать проводки. Как легко кидать, как далеко летит блесна, как удобно крутить рукоятку катушки — раздавались его возгласы. После обеда спустились к Кошелевской скале. От стоянки отъезжал УАЗ-452 таблетка со знакомыми рыбаками. Да прыгает тут один дурак, примерно на 5 кг, но не берет — сказали они на прощание. Мы обкидали втроем яму с плесом, тишина. Вечером в сумерках, когда я сидел переобутый в кроссовки с Геной на скамейке за столом, оборудованным рыбаками, подошел Николай: Можно я покидаю твоим спиннингом, не рыбалки ради, а для тренировки. Мой двуручный спиннинг был уже модернизирован от сходов. Пришлось удлинить его до 2,7 м с помощью лыжной титановой палки. Забросы с него получались дальше и тайменя я уже засекал на расстоянии 50-60 метров. — Да пожалуйста, только блесну не зацепи за камни. Николай стал махать спиннингом напротив меня, на спокойном участке плеса, дальше от ямы. На третьем забросе чертыхнулся: Все таки зацепился. Попробуй зайти ниже по течению и подергай, может отцепишь — посоветовал я наблюдая с Геной за ним. Николай спустился ниже и стал дергать удилищем. Неожиданно из воды свечой вылетел таймень. Коля да у тебя таймень сидит. Да нет же, у меня зацеп, рыбу я бы почувствовал и ручку катушки не могу прокрутить. Какой к черту зацеп, бери спиннинг на плечо и тащи его к берегу — крикнул я, быстро переобуваясь в сапоги. Берег в этом месте напоминал Кабанятник. Коля ломанулся по берегу к яме, а таймень вверх по течению, удаляясь от берега. Не туда и показал ему рукой нужное направление. Коля убежал. Все хорош — скомандовал я и вытащил тайменя на берег. А теперь иди смотри свою красулю. Таймень действительно оказался на 5 кг, а Николай был просто счастлив.

В 1990 году впервые оказались в верховьях Мрассу. Добирались до Камзаса на вертолете с Таштагола. Проводником у нас был младший брат жены Сергей Бочкарев, который в 80-х годах строил ЛЭП в районе Эльбезы. Открывали новые рыболовные места, любовались красивыми скалами и пейзажами Горной Шории. Впереди нас ждали новые приключения и водные просторы на Саянских горных реках: Сисиме, Кизире, Тумне, Ничке, Шинде, Амыле, Тубе. Но это уже другая история.

 

Рейтинг: +7 Голосов: 7 2222 просмотра
Комментарии (10)
Пионер # 27 января 2018 в 17:21 0
Душевно написано! Жаль, что фотографий нет.
Палыч # 27 января 2018 в 20:30 +2
Фотографии будут, закончатся морозы, съезжу к Саше Мишкину, он обещал отсканировать. Добавлю в комментариях. Сейчас пишу новый рассказ про наш поход на Поднебесные зубья в 1970 году. Нам было тогда по 14-16 лет и мы прошли 12 вершин. Называться будет "Горными тропами через Тигер-Тыш".
Пионер # 28 января 2018 в 01:57 0
Ну что ж, ждём и фото и новый рассказ.
Валентин # 28 января 2018 в 11:24 0
ОЧЕНЬ ЖДЁМ!!!
Палыч # 15 февраля 2018 в 11:56 0
Рыбалка на Средней Терси в 80-х годах






Палыч # 15 февраля 2018 в 12:22 0
Рыбалка на Средней Терси в 90-х годах













Аркадич # 15 февраля 2018 в 12:46 0
Отличные фото из хорошего ...прошлого!
Валентин # 15 февраля 2018 в 15:09 0
Классное было время! Прекрасные фотографии!
Люрий # 9 марта 2018 в 09:56 0
Знакомая яма с курьей на правом берегу, раньше в курье исправно ловилась щука, но последнии лет 10 перестало, с Мутного исправно выцеживают сетями по раннему лету,когда щука заходит.
Палыч # 9 марта 2018 в 14:45 0
1,4 - цветное фото - Рубец, 8 и 13 (предпоследнее) фото - Гусиный плес, 12 фото - Моховой плес, 14 (последнее) фото - Щучий плес.